четверг, 18 февраля 2016 г.

25 тысяч километров за 25 дней, или Что такое Конгресс экслибриса

Я в Амур влюблен; охотно бы пожил на нем года два.
И красиво, и просторно, и свободно, и тепло.
Швейцария и Франция никогда не знали такой свободы.
                                                                                        А. П. Чехов
Самое трудное для меня — не скатиться до банальных сравнений «нашей» и «той» жизни. Потому как и без путешествия за границу каждый знает, какие и насколько мы разные. Впрочем, я так же далек от беспристрастного рассказа о своей авантюре, как и от роли заочного гида по Швейцарии. Ведь именно туда мне довелось попасть нынешним августом.
Экслибрис Антона ВольгушеваДо недавнего времени область моих географическо-туристических интересов ограничивалась родным Дальним Востоком и Поволжьем, откуда идут мои корни. Как художник я помышлял даже о возможности свести в одной работе Амур-батюшку с Волгой-матушкой. Никакие заграницы не задевали меня своими красотами и комфортами. И хотя наши художники, среди которых есть близкие мне люди, не раз привозили из дальних краев множество интересных работ, я был уверен, что подобные пленэры не мой удел. И не по причине неизбежных финансовых сложностей, а потому что с некоторых пор мои вылазки на природу с рисовально-пишущими принадлежностями не давали ощутимых воплощений в творчестве. Да, есть такие художники, которые черпают свое вдохновение из литературы, размышлений, общения с интересными людьми и потому особо не стремятся к перемещениям по Земле. Таких с каждым годом становится все больше. А реальных пейзажей, натюрмортов, портретов все меньше встречаешь на выставках, да и в мастерских тоже. К сожалению или к счастью — не знаю, но в наши дни это уже мировая практика изобразительного искусства. Сегодня художник волен экспериментировать, медитировать, рефлексировать и синтезировать как того пожелает. Творчество и ответственность за созданные им творения — вот, думаю, что является оправданием всех поисков художника.
Экслибрис Антона ВольгушеваМоя давняя страсть — ЭКСЛИБРИС. Что это такое, как выглядит и зачем нужен — в двух словах не расскажешь, хотя без пояснений мое дальнейшее повествование потеряет всякий смысл. Ведь из-за экслибриса я отправился в эту альпийскую страну.
Экслибрис Антона ВольгушеваТрадиционно понятие ex libris означает «из книг», то есть «книжный знак», которым издавна маркировали свои библиотеки истинные ценители книжного знания — библиофилы. С одной стороны, это «знак духовной связи владельца со своим богатством», с другой — «свидетель любви к книге и показатель образованности». А для художника, создающего экслибрис, он как «пробный шар для испытания своего композиционного дара и технического мастерства». Мне уже приходилось писать о том, что экслибрис — это графическая миниатюра, в символической форме отражающая характерные (личные, профессиональные и другие) качества владельца книжного или иного собрания.
Анатолий КалашниковВслед за книголюбами ценность данного феномена поняли представители других интеллектуальных профессий: журналисты, юристы, ученые, врачи, бизнесмены, чиновники, военные, которые сначала в своих странах, а в 50-е годы прошлого века объединились в Международную организацию обществ коллекционеров и художников экслибриса (FISAE).
Конечно, интересы коллекционеров экслибриса весьма разнообразны. У некоторых собраны тематические коллекции: кошки, лошади, совы, морские коньки, музыкальные инструменты, шахматы или женщины, эротика, Дон Кихот, А. Сент-Экзюпери и др. А кто-то коллекционирует геральдические знаки, отдает предпочтение знатным фамилиям или географическим областям. Владельцев коллекций т. н. генерального типа целенаправленно интересует в экслибрисе его здравое начало: периоды, страны, техники изготовления, художники. Таким образом, книжные знаки являются исчерпывающим источником особенностей развития вкусов и стилей времени. Кроме того, именно экслибрисы служат не только документом хозяина книги или коллекции, но являются сертификатом дружбы и сотрудничества между их владельцем и создателем.
Поразительно: нынче в России зарегистрировано 350 тысяч (!) общественных организаций, деятельность которых охватывает все стороны жизни государства: политику, экономику, религию, искусство, медицину, спорт и др. «Особый интерес представляют сообщества культуроведческого характера, ибо они объединяют людей не по профессии, общественному статусу, вероисповеданию или возрасту, а по увлечению и страсти», — пишет В. Беликов, президент Российской ассоциации экслибриса (РАЭ), созданной в 2003 году под эгидой Международного союза книголюбов.
Ноздрин – министру печати РФ СеславинскомуНесмотря на многолетнюю активную деятельность Музея экслибриса (открыт в 1991 году в Москве), выставки экслибрисов не избалованы вниманием зрителей. Для многих это «непонятная художественная эквилибристика», как прозвучало в одном из отзывов к выставке, приуроченной к созданию РАЭ (г. Вологда). Экслибрисное дело сегодня в России менее всего выгодно с точки зрения конъюнктурного или коммерческого успеха. Это — удел думающих и понимающих людей культурной среды. «Всякая новая эстетическая реальность делает человека, ее переживающего, лицом более частным, — писал И. Бродский. — Чем богаче эстетический опыт индивидуума, тем тверже его вкус, ... тем он свободнее».
Хотя, конечно, увлекаясь чем-либо, мы часто делаем это безотчетно. «Люблю — и все тут!» Подобная любовь-страсть и позвала нас на XXXI Международный конгресс экслибриса в древний городок Ньон (Швейцария). Как тут было не рискнуть!
Вид из окна фуникулера на одну из вершинКогда я обратился в одну из хабаровских турфирм для оформления своей мечты, сотрудница, узнав о ее цели, изрекла буквально следующее: «Так это же ваша блажь!», не понимая или не веря, а может, и от неожиданности перед тем, что гражданин с чистым загранпаспортом решил отправиться сразу аж в Швейцарию. И предложила для начала прокатиться хотя бы в Китай. Подобное неверие нескольких наших туроператоров навело на мысль об их коллегах в Москве, где четко и оперативно и были подготовлены все документы.
Свою благодарность выражаю нашему Министерству культуры и Союзу художников, ректорату ДВГГУ и родному деканату ХГФ за помощь и поддержку в осуществлении моего замысла. Все-таки 25 тысяч километров за 25 суток, где были поезда, самолеты, водный транспорт, автобус и даже зубчатая железная дорога (по- нашему «фуникулер»)!
Юрий СмирновПрограмма специального тура по Швейцарии для участников конгресса началась 18 августа, когда мы пересекли границу страны и приземлились в Цюрихе, называемом иногда восточной столицей. Оставшиеся до начала конгресса дни задумано было использовать максимально насыщенно. Поэтому каждое утро, как на работу, наша группа (художники, коллекционеры, организаторы мероприятия и их родственники) занимала места в вагоне поезда «Евро-Сити» и отправлялась то в Базель, то в Люцерн, то в Берн и, наконец, на самый запад страны — в Женеву. Рассказывать обо всех виденных нами красотах не стану — не тот формат. Скажу лишь, что больше всего меня поразило полнейшее отсутствие уличной рекламы и то, что все магазины здесь работают до 17 часов (а галереи до 16). Кроме того, нельзя не заметить, что сутки здесь делятся четко на время работы, когда кроме туристов никого не увидишь на улицах, и время отдыха, когда швейцарцы высыпают на улицы и занимают все места в барах, кафе и т. д.
Сам конгресс проходил четыре дня (23–27 августа) и собрал свыше трехсот участников. Поскольку в Швейцарии три государственных языка (французский, немецкий и итальянский), то с моим примитивным английским активно участвовать в слушаниях по программе форума мне не удалось. Хотя своеобразие всех конгрессов FISAE состоит в том, что, владея языком экслибриса, каждый может понимать суть происходящего без перевода. А прочитать тексты основных докладов можно и после выступлений. Тем более наш распорядок дня едва позволял увидеть даже главные выставки, организованные гостеприимными хозяевами.
Люцерн, пещера Льва. Скала ТорвальдсенВыставки:
«Происхождение печатного экслибриса», где представлены средневековые манускрипты, тисненные золотом переплеты и печатные экслибрисы, изготовленные до 1600 года (Женева);
«Художественные особенности тона и цвета в японском экслибрисе»;
«Грегор Рабинович: из России в Швейцарию»;
«Лучшие произведения Второго конкурса компьютерного экслибриса»;
«Мировой экслибрис: 2004–2006»;
«Диалог художников: Зуев, Бортников, Константини, Бретт»;
«Экслибрис — зеркало времени» — швейцарский национальный музей (Пранжи);
«Женщины-художники: эрос и экслибрис» Humus Gallery (Лозанна).
Владимир КортовичДоклады:
«Экслибрис: французская точка зрения» в изложении Ж.-Ф. Шессинга, президента Французского общества экслибриса;
«Создание базы данных экслибриса: на примере коллекции Франка в Британском музее» в изложении Э. Пинкотта;
«Новые пути в мире экслибриса» в изложении М. Байенса;
Дискуссия на тему «Как пробудить интерес к экслибрису?».
Среди главных впечатлений конгресса хочу отметить заметно превосходящий всех уровень работ наших художников. Имена из «первой десятки» известны сегодня коллекционерам и исследователям экслибриса во всем мире. Каждый из них почитает за честь иметь экслибрис, созданный М. Верхоланцевым, Ю. Ноздриным, В. Верещагиным, А. Калашниковым, Ю. Смирновым, О. Яхниным, Ю. Боровицким, В. Зуевым, В. Кортовичем, Ю. Люкшиным. Обладая ярко выраженным творческим почерком и достаточным авторитетом, эти мастера могут создавать свои композиции, не согласуя сюжет с заказчиком. Подобную «вольность» в других видах искусства позволяют себе лишь крупные художники. Забегая вперед, скажу, что у хабаровского зрителя скоро появится возможность увидеть оригинальную выставку лучших российских мастеров экслибриса. Первая передвижная выставка «Современный российский экслибрис» уже второй год путешествует по стране и ждет встречи с дальневосточниками.
Люцерн, река РойсКонгресс... Конгресс. Конгресс!
Видимо, были на то причины, и потому на церемонию открытия явились далеко не все аккредитованные участники (немногим более половины). В основном это коллекционеры из многих стран Европы, Азии и Америки. Остальные прибыли позже. Как правило, это мужчины возраста старше среднего. В первый день мне удалось пообщаться с представителями Нидерландов, Швейцарии, Германии, Испании и США и Тайваня, одной женщиной — менеджером Тайваньского общества экслибрисистов. А из наших соотечественников присутствовали питерские художники: Л. Строганов, В. Верещагин, Е. Киселева; московские: Ю. Ноздрин, Ю. Смирнов, А. Бобрусов; белорусские: Р. Сустов, А. Тихонова, А. Волчок; киевлянин Р. Виговский; Е. Сухова (Сургут), Г. Кулишов (Каргополь). Большинство художников имеют в активе несколько конгрессов, и, естественно, четко представляют, что их здесь ждет. Сюрпризы иногда случаются, но это скорее исключение, чем норма. Широко известные в мире экслибриса коллекционеры и исследователи У. Э. Батлер (знаменитый правовед из США, издатель, обладатель крупнейшей в Европе частной коллекции) и В. Худолей (академик от медицины, успешно сочетающий еще и обязанности вице-президента FISAE), конечно, тоже были здесь.
Конечно, знание языков значит многое и в нашем деле. Ведь участников конгресса интересуют не только новые и старые произведения, выполненные в виде графической миниатюры с обязательным наличием владельческой надписи. Приходилось отвечать на вопросы о моих любимых техниках исполнения, темах, сроках на выполнение конкретного заказа, комментировать готовые сюжеты и зашифрованные в них смыслы. А если контакт удавался без видимых сложностей, приходилось иногда говорить и о себе лично, о том, что река Амур — самая крупная река в Азии, а мой родной город — столица Дальнего Востока России.
Олег ЯхнинЛюбопытно, но факт: когда на второй день на конгрессе появилась большая группа участников из Китая, им тоже пришлось объяснять многое из того, что было неведомо европейцам про нас. Дело усложнилось тем, что у них проблем с языком еще больше, чем у россиян. Впрочем, представители библиотек Шанхая и Пекина чувствовали себя свободно и в этой ситуации. Они брали числом и энергией. Еще одно наблюдение: представители КНР интересуются русской темой, особенно нашими «куполами».
Еще одна запоминающаяся встреча состоялась на третий день. Некая Натали Дитрих, родившаяся в Николаевске-на-Амуре, некоторое время была студенткой Хабаровского педагогического института (факультет физвоспитания), пока тридцать лет назад не вышла замуж за немца. Теперь она живет в ФРГ, работает переводчиком, а экслибрис — это ее страсть и средство полезного общения. Предложила мне свои услуги в качестве промоутера. Моя первая реакция — а почему бы и нет? — позднее сменилась на простое желание сделать для этой явно неглупой и энергичной дамы приличный экслибрис с заранее оговоренным сюжетом. Благодаря стараниям Натали я познакомился с доктором из Австрии, который просто очаровал меня тем, что проявил неподдельный интерес к латинским, итальянским и немецким надписям к моим экслибрисам (так называемые motto). Этот интеллектуал слово за словом интерпретировал их на свой лад, часто меняя изначальный смысл выражения, которое я подбирал из словарей и дневников художников.
Коллекционеры — забавные люди. Чтобы это понять, стоило ехать на этот конгресс. Так, одна пожилая американка сразу призналась, что не является ни художником, ни «коллектором», ни издателем в привычном понимании. Показав свою небольшую коллекцию, напоминавшую больше собрание конфетных фантиков, она предложила мне обмен на одну из моих работ. Пока я подбирал английские слова для вежливого отказа, считая всякий обмен с ней неравноценным, миссис обмолвилась о том, что занимается собиранием и публикацией экслибрисов, выполненных другими мисс и миссис, и до сих пор она имела только американские знаки. Что же, решил я, час пробил — и обменялся экслибрисом моей бывшей студентки, весьма талантливой когда-то.
То, что международный конгресс экслибриса не очень похож на другие форумы подобного масштаба, стало ясно сразу. Каждый участник (художники, коллекционеры, чиновники от национальных культурных, книжных, экслибрисных и других ведомств) прибыл в Швейцарию за свой счет. Мотивов я насчитал не так уж много: либо показать новые свои произведения в надежде на спрос, либо приобрести ценный экземпляр, либо осуществить выгодный обмен, пополнив тем самым свою коллекцию. Наконец, получить возможность выхода на новый творческий и технический уровень. Это и была моя основная цель, ведь экслибрис как явление культуры наиболее активно развивается именно в последнее десятилетие. Не случайно в рамках XXXI конгресса в Ньоне проходил II Международный конкурс компьютерного экслибриса (т. н. CGD — Computer Generated Design), собравший свыше 280 участников из 35 стран.
Юрий ЛюкшинВ национальном музее Швейцарии хранится флаг, на котором вышито: Freiheit, Bildung, Mohlstand (Свобода, Образование, Благополучие), ставшие девизом этой страны. Наверное, каждому иностранцу, пребывая здесь, хочется пожелать подобные правила жизни своей стране, подумалость мне тогда. Позднее, уже пересекая Россию поездом в течение долгих шести суток, я вспоминал не только Альпы с высоты птичьего полета и озера, памятники и непуганых лебедей, но и тех хороших людей в нашей стране, благодаря которым осуществилась моя «блажь».
А в Китай я обязательно поеду тоже. Ведь следующий XXXII конгресс экслибриса будет через два года в Пекине.
Антон ВОЛЬГУШЕВ, художник,
доцент кафедры изобразительного искусства ДВГГУ
Хабаровск


За статью спасибо:
автору и сайту http://www.slovoart.ru/node/1784

Комментариев нет:

Отправить комментарий